CDO2DAY
Вид сверху

Недостающие звенья для создания отечественного 5G

Сети 5G отличаются от всех предыдущих поколений не только выдающимися техническими характеристиками – скоростью, количеством подключений, временем задержки, но и принципиально иным характером применения. Мы привыкли видеть мобильные сети связи в обычных потребительских решениях, но для 5G характерными областями применения станут критические инфраструктуры с управлением в режиме реального времени – системы управления производством, транспортом и т.д. 

В этих условиях ключевыми для развёртывания и развития сетей связи 5G становятся риски потери управления, невозможности починки. Эти риски связаны с тем, что мы не пониманием и не контролируем в достаточной степени соответствующие технологии. Отключение связи на смартфоне очень неприятно, но его можно пережить. А вот если связь отключилась в системе управления беспилотным автомобилем или в системе управления нефтяной скважиной – это уже может привести к трудно устранимым последствиям. Пример, быть может, утрирован, но нагляден: 5G – это уже не только про «юзерские девайсы», но и про большие системы с большими рисками. 

Поэтому необходимость создания национальных технологий мирового уровня, тем более в такой сфере как системы связи и управления, невозможно ставить под сомнение. 

Определиться с приоритетами

Эпоха полностью самостоятельных национальных технологических прорывов давно прошла – она закончилась, приблизительно, с окончанием «холодной войны». Современные технологии создаются и выводятся на рынок международными коллективами учёных, инженеров, бизнесменов. И это неспроста: это не только экономически выгодный, но и единственно возможный подход. 

Перефразируя известный закон («быстро, качественно, недорого – выберите два пункта»), в современном мире ни одна страна не сможет воспитать и удержать такое количество учёных, которого хватит на самостоятельное и своевременное развитие конкурентоспособной глобальной технологии. То есть заблуждаются те, кто верит, что мы способны создать 5G вовремя (скажем грубо, в течение 3 лет) и полностью самостоятельно. Конкурентоспособное решение так создать не получится, ведь конкурировать придется со всем миром. 

Мне могут в качестве контраргумента привести в пример советский атомный проект. Но нужно заметить, что он развивался в условиях закрытых границ. В те годы система управления за счёт гиперконцентрации ресурсов на конкретных направлениях смогла совершить технологический рывок, опираясь на «шараги», дармовую рабочую силу и жёсткое ручное управление, которое позволяло вкладывать очень много в атом, космос и ПРО, но очень мало в бытовую технику и социальные задачи. Вы можете представить это сейчас? 

Поэтому технологии 5G в России должны быть в значительной степени отечественными, но не могут быть отечественными полностью: это обойдется слишком дорого и займет непозволительно долгое время. 

В этой связи меня смущает, что дискуссия о доли «отечественности» и способах измерения этой доли в отношении 5G-технологий сейчас практически не ведётся. Не обсуждаются всерьёз и возможности, и условия международной кооперации, а система управления технологическим развитием страны, как мне кажется, пока не обрела целостность.

Как государство планирует получить отечественный 5G

В настоящее время правительство делегировало ответственность за технологический прорыв в той или иной области избранным компаниям-лидерам. Степень результативности этого замысла ещё предстоит оценить, но уже «на входе» можно предположить – в каких условиях этот проект «взлетит», а в каких – нет. 

Решение государства сконцентрировать в руках одного игрока достаточное для создания технологий 5G количество ресурсов, предоставить этому игроку большую автономию и оставить в покое на несколько лет кажется правильным. Давая автономию, регулятор осознаёт сложность организации качественного контроля и возникающие обременения административных процессов, которые для стремительно развивающейся высокотехнологичной области могут стать непреодолимым барьером. Погружаться в детали функционирования передовой техники и разбираться в сложных технологических вопросах на уровне эксперта, действительно, не работа чиновников. 

Плюс к этому, государство директивно закрывает отечественный рынок для зарубежных поставщиков. Чем это хорошо для отечественной промышленности, пояснять не надо. 

Казалось бы, всё сделано правильно: рынок защищён, ресурсы сконцентрированы, ответственные назначены, время выделено. Но помимо отсутствия на государственном уровне решений о том, что именно в 5G должно быть отечественным, а что может быть импортным, я вижу в нынешней схеме ещё две проблемы.

Проблема обратной связи

Разработчик отечественного решения 5G должен находиться в постоянном контакте с потенциальными потребителями его продукции. Постоянная обратная связь от будущих покупателей оборудования позволит им, помимо прочего, свыкнуться с мыслью о предстоящих и неизбежных, как восход Солнца, закупках отечественных базовых станций и прочих решений. 

Но главное, обратная связь позволит вовремя скорректировать работу разработчиков, ведь 5G не «отлит в бронзе». Этот набор технологий постоянно меняется, адаптируется под полученный опыт применения. Меняется со временем представление и операторов связи, и их клиентов о том, где, когда и в каких объёмах им понадобится оборудование 5G. Ведь рыночные условия нестабильны, а наше понимание о бизнес-моделях, потребителях, use cases постоянно развивается, и оно обязательно должно накладывать отпечаток на технологическое развитие. Нужно принимать решения, что надо реализовать в первую очередь, что можно отложить «на потом», а что и вовсе через три года потеряет актуальность. Не всё можно прочитать в сухой спецификации 3GPP – нужно и с людьми поговорить! 

В отсутствии постоянной, конструктивной и воспринимаемой обратной связи разработчик либо израсходует данные ему государством ресурсы неэффективно, либо будет вынужден вбирать в себя компетенции тех, от кого он должен был получать такую обратную связь – телекоммуникационных компаний. И делать это он будет, пополняя свои коллективы специалистами со стороны своих же будущих потребителей. 

Такое перетекание компетенций может привести, например, к тому, что разработчик «объестся» компетенциями в сетях связи и начнет строить их и обслуживать самостоятельно. А может использовать эти компетенции временно, паллиативно, а потом всё равно прийти к потребителям и начать строить с ними систему взаимоотношений, пусть и с запозданием.

Мне кажется, что государство, во многом устранившись из проекта и предоставив компании-лидеру значительную автономию и ресурсы, должно подменить своё отсутствие системой, в которой будет настроена двусторонняя связь между рынком и компанией-лидером. Разработчик в этой системе должен обеспечить прозрачность своего проекта для рынка и доказать, что он управляется в первую очередь получаемой от рынка обратной связью, а не административной вертикалью самого разработчика. В свою очередь, ведущие игроки телеком-рынка должны быть мотивированы регулярно и детально давать такую обратную связь. Создать такую мотивацию непросто. Как минимум, нужно чтобы государство со своей стороны чётко и надолго задало линию государственной политики в сфере 5G, публично определив приоритеты отечественных разработок.

Необходимость накопления опыта

Вторая проблема состоит в том, чтобы умело скомбинировать меры по защите отечественного рынка от иностранных решений с сохранением возможности для операторов связи и других потребителей решений 5G получать практический опыт применения этих технологий. Ведь от этого опыта, в том числе, зависит и качество обратной связи, которую рынок будет давать разработчику. Иначе какая мотивация будет у игроков рынка, чтобы добровольно помогать компании-лидеру разрабатывать или дорабатывать то, чего они сами еще не распробовали и рыночные перспективы чего видны только на бумаге и по телевизору в программе а-ля «Международная панорама»? 

Поэтому, на мой взгляд, сегодня одной из ключевых задач государственного регулирования является выработка гибкой системы, которая совмещала бы гарантии будущего спроса на отечественные разработки с возможностью получения рынком практического опыта применения сетей 5G здесь и сейчас, и в интересах всех категорий потребителей. 

Кроме того, надо помнить, что создание технологий – не самоцель. Сети связи 5G будут использоваться для повышения эффективности различных отраслей экономики, усовершенствования управления предприятиями, создания инфраструктуры для мобильной передачи в режиме реального времени по-настоящему «больших» данных. Те страны, которые вырвутся вперёд в освоении сетей 5G и их внедрении на предприятиях реального сектора экономики, и будут основными бенефициарами внедрения «цифры». Поэтому осознанное «оттормаживание» внедрения сетей 5G в стране, пусть и с благой целью защиты, рискованный приём, применять который надо с чуть более тонкой настройкой, чем это предлагается сейчас.

Что делать?

Таким образом, для того чтобы взрастить отечественные критические технологии 5G для систем связи и управления, надо не только определить ответственных, дать им мандат, поставить срок и выделить деньги, но также договориться по следующим вопросам: 

  • где для 5G проходит граница между отечественным и не отечественным решением (что мы действительно способны создать сами)? 
  • как мотивировать рынок помогать компании-лидеру развивать свой продукт эффективно, а компанию-лидера – руководствоваться сначала обратной связью от рынка, а уж потом своей собственной административной вертикалью?
  • как сочетать защиту отечественного рынка от импортных решений и гарантии будущего спроса на отечественную продукцию с возможностью получать практический опыт внедрения 5G уже сейчас? 

Чёткие, выверенные и публичные ответы на эти вопросы со стороны государственных регуляторов – недостающие и необходимые «ингредиенты» успешности проекта по созданию отечественных технологий 5G.


Борис Глазков

Вице-президент «Ростелекома» по стратегическим инициативам