Page ID: 1101
Is Industry:
Is Category:
Query IDs: 91961
Field 1:
Field 2:
Field 3:

28-30 сентября 2022 года в Кемерово пройдет 10 международный форум "Россия - спортивная держава"

Следить
Мир данных

Американские и китайские техно-гиганты увлеклись игрой в Pac-Man

Фото: Picture Alliance/ZB/East News

Благодаря агрессивной скупке местных стартапов, технологические гиганты смогут доминировать как на отдельных рынках, так и внутри целых стран. Антикризисной стратегией государств должна стать защита своих стартапов от поглощения транснациональными конгломератами

Очевидно, доверие к корпоративному сектору находится на рекордно низком уровне и, возможно, впервые в истории человечества — это явление всемирное. Хотя фондовые рынки во всем мире, и особенно в Соединенных Штатах, продолжают расти, эти процессы сопровождаются беспрецедентным экономическим спадом. По консервативным оценкам он составляет от 5% до 10% мирового ВВП и сопровождается резким ростом безработицы.

Высокие показатели фондового рынка, влияющие на исход политической борьбы во многих странах, — это миф, питающийся блестящим биржевым успехом американских (преимущественно) технологических компаний, главной из которых является Apple, самая высококапитализированная компания мира. В самом деле, Apple и другие игроки в сфере высоких технологий не только доминируют в рыночных индексах и портфелях институциональных инвесторов, но и задают правила управления будущей глобальной экономикой.

Хотя эти компании, названные аналитическим сообществом «дорогостоящими акциями», не показали высоких результатов в период последнего финансового кризиса, фактически они являются единственной причиной роста фондовых рынков. По крайней мере в США, где котируется большинство из них. Их котировки, взлетевшие за счет спекуляций мелких инвесторов, влияют не только на акционеров, но и на правительства, задающиеся вопросом: как защитить новое поколение «технологических сокровищ короны».

В прошлые кризисы политики были в первую очередь озабочены защитой традиционных национальных гигантов, таких как авиакомпании и производители автомобилей. На этот раз в дополнение к инвестиционным ограничениям они также ослабляют правила в отношении так называемых «отравленных пилюль» (стратегия защиты, используемая фирмами для предотвращения потенциального враждебного поглощения) и даже вводят золотые акции (номинальная акция, которая, при определенных обстоятельствах, имеет решающее право голоса; такие акции часто принадлежат правительству). Однако, это лишь отчасти правильно, поскольку основывается на устаревших представлениях о том, что является стратегически верным с экономической точки зрения.

Традиционные гиганты — это не единственные корпорации, о защите которых должны сегодня заботиться правительства. Особое внимание необходимо уделить инновационным стартапам. Эти компании являются зародышами будущих глобальных технологических гигантов, роль которых постоянно растет. Крупные технологические компании играют мускулами, споря с государствами (налоговые дебаты между Facebook и Францией), контролируя распространение информации (роль Twitter в американских выборах) и поддерживая общественные движения (роль Facebook в революции в Египте).

До появления вируса правительства и международные организации (в частности, Европейская Комиссия) проявляли озабоченность по поводу растущей экономической концентрации, обсуждая, например, потенциальное разделение Facebook, но в 2020 году эта тема заглохла. Действительно, наблюдая консолидацию в традиционных секторах и приобретения в технологическом секторе, можно увидеть ровно обратную тенденцию.

Доминирование транснациональных предприятий в мировой экономике поддерживается важным неослабевающим трендом: приобретение стартапов на развивающихся рынках их более крупными глобальными конкурентами. Во многих странах с развивающейся экономикой новые участники рынка, совершившие переворот в традиционных отраслях, впоследствии были перекуплены более устоявшимися, богатыми соперниками. Это происходит даже в регионах с изобилием ликвидности, таких как Ближний Восток.

В Дубае, например, компания Careem в 2012 году перевернула местный транспортный сектор, в котором ранее доминировало государственное такси Дубая. В начале этого года компанию приобрел Uber. Аналогичным образом, сайт Souq.com, запущенный в 2005 году благодаря инвестициям Саудовского суверенного фонда и видных частных инвесторов Эмиратов, был куплен Amazon в 2017 году. Даже во время пандемии эта тенденция не ослабевает: несколько недель назад Emirati Instashop была приобретена немецкой Delivery Hero.

Та же тенденция, причем еще более ярко выражено, наблюдается в менее богатых регионах мира, где международные конгломераты поглощают своих местных конкурентов. Этот сценарий уже разыгрывался несколько раз: например, с приобретением индийского интернет-магазина Flipcard американской компанией Walmart в 2018 году. Сделка привлекла всеобщее внимание внутри страны.

Эта волна поглощений, которую возглавляют крупные китайские и американские конгломераты, активнее всего проявляется на развивающихся рынках. Это подливает масло в огонь экономической войны между Америкой  и Китаем, которая проявилась в недавнем деле TikTok, а также во введении ограничений на листинг «иностранных» (читай китайских) компаний на американских биржах.

Технологические конгломераты США и Китая соперничают за контроль над наиболее прибыльными в долгосрочной перспективе секторами, особенно в области электронной коммерции. Поскольку пандемия COVID уничтожает традиционную розничную торговлю, электронная коммерция становится единственным «безопасным» рынком. Неудивительно, что цена акций Amazon во время пандемии выросла на 70%. Это одна из немногих транснациональных корпораций в мире, увеличивающая число сотрудников. Недавний скандал вокруг фейковых обзоров продуктов показывает, что стоит на кону.

Если в прошлом правительства пытались создать «защитную среду» для авиакомпаний, а так же компаний, занимающихся добычей природных ресурсов и предоставлением коммунальных услуг, то теперь политики понимают, что большинство из них станут бременем для их кошельков на долгие годы. С другой стороны, налоговые поступления от технологических компаний будут источником значительного дохода на протяжении десятилетий. Технологические компании, специализирующиеся на дистрибуции товаров и услуг, находятся на вершине пирамиды.

Неудивительно, что уже на протяжении многих лет ОЭСР работает над установлением единого глобального налога для компаний, чтобы пресечь попытки договориться с правительствами о размещении штаб-квартир в юрисдикциях с низкими налогами. Франко-американская экономическая война явно подтолкнула ОЭСР к тому, чтобы потушить этот пожар, однако он далеко не единственный. Подобные пожары вспыхивают постоянно.

Во время локдауна из-за COVID-19, французское правительство запретило во Франции работу доставки Amazon — якобы из соображений безопасности — в то время как местные конкуренты продолжали оказывать услуги. Попытки Дональда Трампа оказать давление на TikTok, чтобы вынудить китайскую компанию продать свой американский бизнес Walmart и Oracle, еще показательнее. Это создает опасный прецедент, выходящий далеко за рамки инвестиционного протекционизма.

Все это выливается в растущую концентрацию в мировой экономике, где транснациональные корпорации, в особенности американские и китайские технологические компании, будут продолжать играть в Pac-Man. Пока регулирование в этой области остается продиктованным интересами США и Китая, которые являются политическими и экономическими соперниками, это угрожает экономической стабильности и без того хрупкого мирового порядка.

Используя агрессивные стратегии поглощения, технологические гиганты США и Китая смогут в будущем доминировать не только на рынках, но и в целых странах. Если политики не сосредоточатся на защите местных стартапов, местные инновационные центры, а вместе с ними и накопленные данные о гражданах переместятся за пределы их границ.

В этом случае, развитие мощных национальных компаний и защита экономического суверенитета станут невыполнимой задачей.


Источник / Перевела А.Мирзоева

Алисса Коле

управляющий директор Govern Center