CDO2DAY
Лицо распознано

Борис Макевнин: «Промышленности и поставщикам цифровых решений нужна совместная площадка для взаимодействия»

Госкорпорация «Росатом» – в числе «пионеров» цифровизации российской промышленности. Борис Макевнин, генеральный директор компании «Цифрум», входящей в корпорацию, рассказал CDO2Day о цифровизации российской атомной отрасли и о модульной мультисервисной промышленной платформе, активным участником создания которой выступает Росатом.

От отраслевых разработок – к цифровым продуктам для рынка

– В 2018 году Росатом утвердил собственную цифровую стратегию. Сегодня такой документ есть, наверное, у каждой крупной государственной компании. Но вы были первыми. Какую роль цифровые технологии играют для атомной отрасли?

– Наша Единая цифровая стратегия (ЕЦС) очень тесно увязана с долгосрочной стратегией развития отрасли. Напомню: от глобального лидерства в атомной индустрии Росатом намерен перейти к глобальному технологическому лидерству. А это предполагает развитие как традиционных, так и новых направлений бизнеса.

У широкой аудитории Росатом прежде всего ассоциируется с атомными электростанциями. Это, действительно, одно из центральных направлений работы корпорации. Росатом занимает первое место в мире по величине портфеля заказов на сооружение АЭС: на разной стадии реализации находятся 35 энергоблоков в 12 странах. Но спектр работы корпорации намного шире.

Росатом – это многопрофильный технологический холдинг, объединяющий активы в низкоуглеродной энергетике (включая ветроэнергетику), машиностроении, строительстве и ядерной медицине… В сферу внимания Росатома входят производство инновационной ядерной и неядерной продукции, проведение научных исследований, развитие Северного морского пути, экологических проектов и, конечно же, деятельность в области цифровых технологий.

Отечественная атомная отрасль – одна из самых наукоемких в мире

Единая цифровая стратегия Росатома реализуется по нескольким основным направлениям: это поддержка цифровизации в России (прежде всего – в рамках процессов обеспечения цифрового суверенитета нашей страны), внутренняя цифровизация отрасли, создание тиражируемых цифровых продуктов, а также развитие сквозных цифровых технологий и управление данными.  

Отечественная атомная отрасль – одна из самых наукоемких в мире. Причём исторически Росатом опирается на собственные знания, компетенции и разработки. Это относится и к цифровым технологиям. В этой сфере предприятиями нашей отрасли сформированы очень серьезные заделы, которые мы сегодня стремимся развивать, масштабировать и тиражировать. В том числе – в рамках создания цифровых продуктов для открытого рынка. 

В процессе реализации программы создания цифровых продуктов у нас уже появились своего рода «локомотивы» – гибкие и универсальные решения, которые всё более активно используются и в отрасли, и на российском рынке в целом. В их числе – инфраструктурные сервисы на базе собственных ЦОДов Росатома, комплекс контроля и управления доступом на массовые объекты «ПИЛОТ», система управления сооружением сложных инженерных объектов «Мульти-Д Объединенный график», и разумеется, «Логос» – наш флагманский продукт, относящийся к классу CAE (Computer-Aided Engineering).

Но есть и другие примеры, когда поводом и основой для создания цифрового продукта становится решение, казалось бы, достаточно частных задач.

 – Можно ли привести пример превращения такой «узкоспециальной» разработки в цифровой продукт?

У нас есть система, которая упрощает работу с технической документацией. Если использовать традиционные бумажные носители информации, то объем документов, которые требуется подготовить для строительства атомной станции за рубежом, будет измеряться многими тысячами страниц. А ведь в каждой стране свой уникальный набор требований и стандартов, которые нужно проанализировать и применить! До сих пор в большинстве компаний, которые занимаются строительством, эта работа ведется в «аналоговом формате». Мы создали цифровой продукт, который практически полностью исключает ручной труд, экономит время и финансовые ресурсы. В основе решения лежит нейросеть, которая занимается сегментированием нормативных документов.

Эта система разрабатывалась с учетом внутренних задач, но вполне применима и за пределами нашей отрасли. Предположим, вы хотите построить объект за рубежом. Для этого вам необходимо изучить требования местной налоговой и пожарной службы, учесть множество других нормативов. Тем временем, использование нашего продукта позволяет провести такой анализ в сотни (а то и в тысячи) раз быстрее, существенно оптимизировав работу.

Это живой пример из нашей регулярной бизнес-практики, а одновременно – иллюстрация того, как решение внутренних отраслевых задач приводит к созданию цифровых продуктов, которые впоследствии можно тиражировать.

– Интересный кейс! Этот продукт получил какое-то своё название?

– Да. Он называется «Интеллектуальный анализ проектной документации». Звучит, может быть, не очень ярко. Зато абсолютно понятно для специалистов, которые воспринимают продукт как прозрачное и эффективное решение стоящих перед предприятиями задач. Мы отмечаем высокий интерес к продукту со стороны организаций отрасли, а в перспективе – планируем вывести его на открытый рынок. 

– А сколько у вас таких продуктов? Упомянутая система «Логос» для решения задач математического моделирования входит в их число?

– Сейчас в нашем портфеле существенно более 50 цифровых продуктов только для атомной отрасли, из которых значительная часть уже представлена на открытом рынке. В том числе и «Логос» – система суперкомпьютерного моделирования и инженерного анализа.

Разработка этого пакета программ стартовала в 2009 году в Институте теоретической математики и физики (ИТМФ) ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ». Специалисты института решали проблему отсутствия отечественных инструментов класса САЕ, применимых ко всем базовым инженерным задачам различных отраслей промышленности. Сегодня «Логос» представлен уже тремя основными модулями – «Логос Аэро-Гидро», «Логос Тепло» и «Логос Прочность», которые доступны для широкого круга российских промышленных предприятий.

На наш взгляд, «Логос» – один из цифровых продуктов, которыми Россия может по праву гордиться и на международном рынке.

– Какую роль в продвижении «Логоса» как рыночного продукта играют внутренняя экспертиза Росатома, запросы заказчиков и поддержка партнеров?

– «Логос» прошел многолетнее тестирование в рамках атомной отрасли. Эта система применялась при решении самых ответственных задач, которые требуют высочайшего качества, точности расчетов и обеспечения безопасности инженерных систем и сооружений.

Одним из инструментов адаптации продукта к запросам рынка выступает тесное взаимодействие разработчиков с заказчиками. Это позволяет предложить потребителям систему, которая в максимально возможной степени учитывает их запросы и пожелания.

И, разумеется, активное продвижение цифровых продуктов сегодня просто невозможно без рыночной коллаборации. Недавно совместно с рядом партнёров мы создали консорциум российских разработчиков систем CAD/CAЕ. В рамках этого проекта «Логос» выступает как платформа для различных нишевых продуктов отечественного инженерного программного обеспечения. Эти продукты могут быть интегрированы в «Логос» в виде плагинов или модулей и, далее, – предлагаться потенциальным потребителям в виде дополнительных сервисов. 

Таким образом, мы не только развиваем функционал «Логоса», но и даём возможность отечественным разработчикам быстрее и качественнее донести свои решения и сервисы до более широкого круга потребителей. 

Модульная мультисервисная промышленная платформа: место встречи потребителей и поставщиков

– Это как-то связано с проектом модульной мультисервисной промышленной платформы (ММПП), которую продвигает Минпромторг? Или это совсем другое решение? 

– ММПП – это, скорее, способ объединить потенциально взаимодополняющие друг друга цифровые сервисы и решения, чтобы обеспечить синергетический эффект для широкого круга промышленных потребителей. В этом смысле ММПП как общенациональная платформа пересекается с «Логосом», но лишь отчасти. «Логос», при всём его модульном многообразии – как существующем, там и запланированном – является все-таки специализированным продуктом. Тем временем платформа ориентирована на решение более широкого круга задач.

Если говорить о предпосылках создания ММПП, то в последние годы сложилась непростая ситуация. Вступив на путь цифровизации, российские промышленные предприятия столкнулись с необходимостью приобретать большое количество различных цифровых решений и сервисов, недостаточно связанных и совместимых друг с другом А это, в свою очередь, порождает дополнительные риски, сложности и издержки – начиная интеграцией новых цифровых решений в сложившийся ИТ-ландшафт и заканчивая необходимостью привлечения дорогостоящих специалистов, обладающих дефицитными компетенциями.

Модульная мультисервисная промышленная платформа // Минпромторг России

Мы с этими вызовами столкнулись в двух аспектах. С одной стороны, Росатом – это один из крупнейших в стране потребителей цифровых технологий. С другой стороны, корпорация все более активно выступает как поставщик цифровых продуктов и решений для промышленности. В результате возникло понимание: необходимо разработать способ переноса уже работающих цифровых сервисов и продуктов с одного предприятия на другое.

Но решение этой задачи требует учета целого ряда важных нюансов. Один из них – различные подходы к работе с данными.

Например, работающая система предиктивной аналитики для цеха с одним типом оборудования не всегда может быть перенесена в другой цех с другим типом оборудования. Причина кроется в различных требованиях к сбору, хранению и описанию данных. Аналогичные проблемы возникают при переносе цифровых решений на другие предприятия, в другие отрасли.

Постепенно оформилась идея о необходимости появления платформы, которая стала бы площадкой для эффективного взаимодействия промышленности и поставщиков цифровых продуктов на основе единых правил и принципов. Мы предложили подключиться к созданию платформы нашим коллегам из Госкорпорации Ростех, в которую входит большое количество промышленных предприятий. А для того, чтобы устранить риск создания платформы исключительно «для госкомпаний», попросили Минпромторг России возглавить продвижение этого проекта.

Мы считаем, что, платформа будет полезна как для потребителей, так и для разработчиков. Особенно если российские ИТ-компании, участвующие в создании импортонезависимых модулей для платформы, смогут рассчитывать на соответствующие меры государственной и отраслевой поддержки.

– В какой мере создаваемая платформа будет увязана с другими цифровыми продуктами, решениями и платформами, которые развивают различные участники российского рынка?

 – Даже в самом Росатоме развивается несколько функциональных платформ.

Кроме «Логоса», который также является платформой, у нас есть, например, платформа предиктивной аналитики.

Еще один пример – наша PLM-платформа САРУС «Цифровое предприятие». Это защищенная отечественная система для предприятий ОПК и гражданских отраслей промышленности. Сегодня Росатом близок к завершению создания базовых модулей «средне-тяжелой» PLM-системы, а параллельно ведем разработку решения «тяжелого» класса.

По платформенному принципу строятся и технологии «Бережливого умного города», которые развивает АО «Русатом Инфраструктурные решения». Это целый спектр сервисов для повышения эффективности муниципального и регионального управления.

Решая задачи тиражирования цифровых сервисов, важно уметь переносить их, в том числе, между различными платформами. И в этом смысле межплатформенная интеграция в рамках ММПП абсолютно логична.

В качестве примера приведу использование предиктивной аналитики для повышения эффективности и надежности работы различного рода теплогенераторов. Это особый тип оборудования, который имеет определённый ресурс. Теплогенераторы используются не только в ЖКХ, но и в машиностроении, а также в других отраслях. А значит, вместо того, чтобы проектировать что-то «с нуля», можно получить готовое решение у участников «соседней» платформы.

Ещё один пример платформенного взаимодействия. Многие наши партнеры из добывающих отраслей работают с геологической информацией для построения цифровых моделей. Но и у Росатома в рамках деятельности  по добыче урана также накоплен очень серьезный опыт использования геологических данных. А значит, любая компания в рамках платформы может предложить нам свой сервис. Как и мы можем предложить на рынке собственные решения, такие как «Умный рудник» или «Умное месторождение».

Важно отметить, что одним из эффектов развития платформ зачастую становится так называемый «мэтчинг» данных. То есть – процесс их обогащения благодаря взаимодействию большого количества участников. Это, в свою очередь, открывает путь к созданию эффективных метамоделей данных, позволяющих с одной стороны работать с общими стандартами, а с другой – реализовывать уникальные решения с учетом отраслевой специфики.

Главные вызовы цифровизации: данные, люди, уровень технологий

– Есть глобальная проблема – унификация данных, что затрудняет распространение цифровых технологий. В частности – упомянутых предиктивных технологий, для которых, по сути, данные – это основное «топливо». Но при этом, как вы и сказали, в разных цехах могут быть разные регламенты, разная структура одних и тех же данных…

– Вопрос о данных крайне актуален. И это серьезный вызов.

Прежде всего, необходимо вводить общие стандарты описания данных. Не случайно Росатом вошел в рабочую группу по проработке проекта федерального закона о промышленных данных. Эта инициатива родилась в Минэнерго России и сейчас активно прорабатывается при участии других министерств экономического блока. Важно на уровне государства принять определенные минимальные требования к описанию данных. Это позволит систематизировать процесс проектирования моделей и архитектур данных.

На рынке есть интересные технологии, позволяющие оперировать данными без единого стандарта. Но в любом случае требуется хотя бы минимальная стандартизация. В том числе – для повышения качества взаимодействия промышленных предприятий.

Если посмотреть на страны, которые декларируют развитие цифровых технологий и, в частности, искусственного интеллекта на уровне государственной политики, то легко обнаружить: соответствующие национальные стандарты либо уже приняты, либо находятся в высокой степени готовности.

 – Помимо вопросов стандартизации данных – какие ещё барьеры актуальны с точки зрения цифровизации промышленности и создания глобальных сервисных платформ?

– Самый главный, но одновременно и самый дефицитный ресурс – это люди. Люди и их компетенции.

Проблем здесь достаточно: начиная банальной нехваткой грамотных кодировщиков, программистов, архитекторов – и заканчивая специалистами в области сред разработки.

В непростой кадровой ситуации с точки зрения «цифры» оказываются и эксплуатирующие организации – заказчики. И это притом, что сформировался целый кластер предприятий, которые уже активно работают с различного рода программным обеспечением.

Сложная история происходит и с руководителями проектов. Ведь сегодня эта роль требует сложной смеси технических и технологических, отраслевых, а также управленческих и лидерских навыков. Не говоря уже об умении формировать целостную картину и мыслить стратегически. Не так-то просто поставить выпуск таких профессионалов «на поток».

Кстати, на наш взгляд, возможности доступа промышленных предприятий к модульной мультисервисной промышленной платформе и представленным на ней цифровым сервисам в определенной мере позволит снизить остроту влияния кадровых проблем.

– Чем создаваемая ММПП отличается от уже существующих платформ, развиваемых крупными поставщиками цифровых решений?

– Наша платформа строится не как монобрендовая, а как в полном смысле мультибрендовая. И в ее развитии будут принимать активное участие не только крупнейшие игроки технологического рынка, но и любые другие российские компании, готовые работать по единым правилам.

Крупные зарубежные корпорации в промышленном секторе традиционно продолжают строить проприетарные платформы «вокруг себя», что ограничивает выбор для заказчика. Мы же хотим, чтобы у нас было по-другому.

 – По-другому – это как?

 – Попробую предложить некую упрощенную аналогию.

Как вы знаете, в нашей стране успешно развивается единый портал «Госуслуги». Причем за использование платформы как таковой потребитель сервисов ничего не платит. Достаточно зайти на сайт, или установить бесплатное приложение.

Ряд государственных услуг, доступных на этом портале, требует оплаты. Но потребитель заранее четко знает, за что именно и сколько ему предстоит заплатить. Более того, наличие на платформе той или иной услуги означает, что она будет предоставлена по определенным правилам и с заданными параметрами ожидаемого результата. Именно такую логику мы считаем целесообразным реализовать и в рамках проекта по созданию модульной мультисервисной промышленной платформы.

В перспективе, благодаря создаваемой платформе российские промышленные предприятия должны будут получить возможность доступа к цифровым решениям от широкого круга поставщиков. Причем к решениям, которые наиболее эффективны именно для них с точки зрения решаемых задач.

Кроме того, платформа позволит предоставлять целый набор дополнительных услуг и сервисов по принципу «одного окна». В том числе – учитывать достигнутую конкретными заказчиками степень цифровой зрелости. Говоря о российском промышленном пространстве в целом, необходимо принимать во внимание разный уровень технической оснащённости предприятий. Не у всех из них в ближайшем будущем получится в полном объеме воспользоваться современными цифровыми сервисами и платформами. А значит, необходимо помочь им провести самодиагностику и выбрать правильное направление движения.

Существенные отличия заказчиков промышленных ИТ-решений друг от друга с точки зрения «цифровой готовности» – проблема, хорошо известная участникам российского рынка. Но сегодня в этой сфере начинают происходить серьезные изменения. В том числе, благодаря масштабным мерам государственной поддержки, нацеленным на выравнивание уровня готовности промышленных предприятий к цифровизации.

В процессе цифровой трансформации промышленности нашей страны предстоит ответить на целый ряд серьезных вызовов. И наиболее эффективный путь здесь, на наш взгляд, состоит в объединении усилий всех заинтересованных сторон: предприятий-заказчиков, ИТ-компаний, государства, системы образования и науки.

Смотрите еще

Лицо распознано
#цифровизация промышленности
#цифровые технологии

Евгений Абакумов: «Приоритеты для цифровизации - единая техническая политика и построение единого ИТ-ландшафта»

5 мин
18 Янв 2022
Лицо распознано
#искусственный интеллект
#метавселенные
#Яндекс

Андрей Себрант: очки Цукерберга, тучи из будущего и другие признаки метавселенной

12 мин
10 Янв 2022
Лицо распознано
##Строительство
#платформы
#умный город
#цифровая трансформация

Николай Козак: «Строительная отрасль интенсивно движется в сторону цифровизации»

10 мин
28 Дек 2021
Лицо распознано
#5G
#openran

OpenRAN: свобода выбора плюс стратегическая безопасность

6 мин
13 Дек 2021
Лицо распознано
#e-commerce
#онлайн-ритейл
#ритейл

Татьяна Бакальчук: «Цифровизация помогает российским предпринимателям увеличивать продажи»

5 мин
6 Дек 2021
Лицо распознано

Алёна Владимирская: «Уровень понимания роли CDTO кардинально вырос»

9 мин
18 Окт 2021
Лицо распознано
#искусственный интеллект
#отечественное ПО
#платформы

NtechLab победил в международном конкурсе стартапов «G20 Innovation League»

1 мин
11 Окт 2021
Лицо распознано
#российское ПО
#цифровизация

Игорь Богачев: «Сейчас все промышленные предприятия решили, что они IT-компании»

11 мин
7 Июл 2021