CDO2DAY
Цифровой анализ

Эксперты «Цифровой эволюции» обсудили ведущие факторы цифровизации для развития регионов

Фокус на цифровой трансформации как ключевой задаче развития субъектов РФ стал основной темой форума "Цифровая эволюция". В частности, на круглом столе "Ключевые факторы цифровой трансформации для устойчивого развития регионов" акцент был сделан на том, что должно быть заложено в основе цифровой трансформации, как и с какими результатами этот процесс проходит в России и, в частности, в Калужской области, какие выводы делают представители регулятора, руководители областей, крупных корпораций и ИТ-компаний, как планируют работать дальше.

Участники встречи обсудили проблему кадрового вопроса и возможные пути ее решения, цифровизацию социально-значимых услуг, трансформацию данных и их роль в развитии регионов, значимость цифровых двойников для субъектов РФ, оптимизацию совершенствования бизнес-процессов, а также оценили риски цифровизации и возможность внедрения знаний о цифре в каждом регионе.

Андрей Бельянинов, генеральный секретарь Международного союза неправительственных организаций «Ассамблея народов Евразии»

Сделал акцент на «омоложении» экономики регионов. «Это одна из главных задач. Молодежь уезжает — надо ее закреплять. Сейчас цифровая повестка сверхактуальна, и через нее можно решить проблему оттока молодежи, сделать так, чтобы шло более равномерное распределение денежных потоков в регионах».

Олег Качанов, заместитель Министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Ключевых направлений, по которым мы в рамках цифровой трансформации доводим до регионов либо деньги, либо технологические решения, либо и то, и то, четыре. Это перевод массовых социально-значимых услуг (МСЗУ) в электронный вид, цифровизация контрольно-надзорной деятельности (КНД), внедрение платформы обратной связи и управление данными.

В сфере МСЗУ мы выделили для себя 177 штук, но список не конечный. К 2024 году должно быть так, чтобы человеку не нужно было подавать никаких документов для получения услуги. Перевод услуг у нас идет тремя волнами. Перевод просто в электронный формат — это до конца 2022 года.  По половине услуг уже разработаны концентраторные формы, мы говорим регионам: «Подключайтесь!». Чтобы подключиться, они могут либо дорабатывать свои информационные системы, либо использовать платформу государственных сервисов.

Цифровизация КНД. Для бизнеса это очень чувствительная сфера. Вышло два федеральных закона, которые касаются изменений в стандарте реализации контрольно-надзорной деятельности. Согласно одному из них, с 2023 года будет полностью безбумажное взаимодействие с бизнесом, цифровое досудебное обжалование решений органов КНД, документарная проверка будет полностью дистанционной.

Что касается платформы обратной связи, мы ее уже два года внедряем и отступать не будем. К 2025 году все региональные органы исполнительной власти, 90% органов местного самоуправления и 50% публично значимых организаций должны быть подключены к платформе. Задача здесь такая: человек должен получать решение проблем, а не письмо от чиновника, при этом решение проблемы должно быть максимально быстрым.

Насчет национальной системы управления данными: не секрет, что мы продолжаем жить в СМЭВ-2, который был запущен в 2011-2012 году. Но вместе с тем мы понимаем и его ограничения, и ограничения СМЭВ-3, который в 2014 году появился. Сейчас другая эпоха, и данные должны быть доступны онлайн и должны быть некой единой государственной моделью. В рамках НСУД, по сути, мы создает СМЭВ-4, который работает в идеологии распределенной базы данных и обеспечивает современные потребности.

От регионов госуправлению нужны данные об оказанных услугах, данные для оказания здравоохранения, данные МФЦ, Р-сведения, показатели и наборы данных для ситуационного центра.

Денис Волков, руководитель департамента цифровой трансформации Воронежской области

О проблеме работы с данными

С одной стороны, данных у органов власти много. Но, с другой стороны, из-за слабой проработанности антологии непонятно, как мы можем их применить. Орган собирал данные для своих функций, но насколько мы можем повторно использовать их дальнейшем? Поэтому мы решили пойти клиентоцентрично — от боли пользователей. Что является этой болью? В процессе анализа отчетов, данных, которые циркулируют между органов власти, мы обратили внимание на такой момент: где-то данные не структурированы, где-то отсутствуют. При этом все 30 наших ИОГВ тратят около 40 трудо-часов в месяц на заполнение данного отчета. 

Также мы выяснили, что за один календарный год, по скромным оценкам, тратится 213 человеко-лет просто на формирование этих отчетов. Мы не ставим под вопрос их необходимость. Если орган власти запрашивает данные, значит они необходимы. Но масштаб этих потерь поражает.

Мы должны стандартизировать эти отчеты и далее через систему трансформации данных обеспечить систематичность сбора и контроль за тем, в какой срок эти данные собираются, как они обрабатываются и как в дальнейшем их можно использовать. Для нас важно, что система РСУД — это система деперсонифицированных данных, и мы можем работать с ней свободно. Как только у нас появляются персональные данные, все становится сложнее.

Дмитрий Разумовский, заместитель Губернатора Калужской области

Сейчас оптимизация совершенствования бизнес-процессов — это один из важных элементов цифровизации. А должно быть наоборот — должна произойти глобальная перестройка процессов, которая должна вестись постоянно и стать основой. И уже отталкиваясь от нее где-то будет появляться необходимость цифровизации. Эту парадигму надо перестроить, чтобы процессы были логичными и правильными.

Первый тезис — постоянные изменения в совершенствовании процессов. Сейчас не так много специалистов, которые в эту тему погружены. Наши министерства в этом году прошли масштабное обучение по теории управления систем и процессами. Только поняв, как что работает и где что можно оптимизировать, можно говорить о пользе цифры. Тогда эти изменения будут естественными.

Второй — это все, что касается данных. Мы это видим через создание в регионе центра компетенций по управлению данными. Помимо решения задач государственных, мы должны как-то с помощью данных стимулировать экономическое развитие. Но таких компетенций в регионе нет. Это можно решить с помощью создания Лаборатории цифровых данных. Она будет площадкой, где объединяются компетенции, и будет работать под запросы регионов с точки зрения получения достоверных данных. Туда войдут крупные компании, представители бизнес-сообществ, это будут сильные компетенции, которые позволят данные вовлекать в оборот с точки зрения экономической ценности.

Фундамент этого — подготовка кадров. Это развитие и поддержка молодых талантов, информирование общественности о том, что такие люди есть.

Таким образом, процессы, данные и кадры — вот три ключевых столпа, на которых все должно строиться.

Александр Архангельский, руководитель Центра федеральных проектов, Блок по облачным и цифровым решениям, Публичное акционерное общество «Мобильные ТелеСистемы» согласился с предыдущим спикером, отметив, что на верхнем уровне есть всего четыре инструмента для реализации цифровой трансформации. Первый — отчетность, второй — мониторинг, третий — анализ, четвертый — прогноз. «Если мы сможем на региональном уровне с помощью системы управления данных выстроить генерацию этих инструментов, мы очень сильно продвинемся в цифровой трансформации».

Олег Качанов, заместитель Министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Может ли Минфицры помочь проблеме с кадрами в области данных

Есть федеральный проект «Кадры для цифровой экономики», там заложены мероприятия, которые помогут удовлетворить кадровый голод.  Случится это не завтра, первые результаты — с 2023 года и дальше. Это подготовка в вузах, введение специальных школьных дисциплин и прочее. Нам необходимо выращивать специалистов у себя, не дожидаясь их с рынка. Но в госорганы их сложно привлечь, мы здесь не конкуренты, поэтому приходится создавать дополнительные формы взаимодействия — фонды, некоммерческие организации.

Наталья Касперская, президент группы компаний InfoWatch, председатель правления АРПП «Отечественный Софт»

В чем новые риски цифровой трансформации

Всегда говорят о плюсах цифровизации. Тема рисков очень невыгодная в этом смысле, ее не поднимают. Я за 25 лет не видела ни одной технологии, которая не несла бы риска. Часто цифровизация идет ради цифровизации. Сначала должны быть выстроены процессы, а потом нужно понять, какие из них стоит цифровизировать.

Многие быстро берут готовые решение иностранного производства. И вместо того, чтобы получить новый прорыв, мы в таком случае оказываемся в зависимости от иностранных технологий и поставщиков.

Еще важный момент — это гуманитарный и правовой аспекты. Законодательство кардинально отстает от цифровизации. Но если мы беззаконно будет внедрять технологии, не приведет ли это к необратимым последствиям?

Современные средства информационной безопасности безнадежно отстают. Раньше с появлением новой технологии появлялась соответствующая защита, сейчас мы внедряем то, что в принципе не имеет защиты. Возникают атаки на интернет вещей, количество атак увеличивается.

Теперь об угрозах. Одна категория — это мошенничество, хищение денег, данных, паролей, биометрических данных. С ними бороться надо законодательными, правоохранительными, плюс использовать электронные средства борьбы, которые у нас пока отстают.

Другая категория — гуманитарные риски. Это нарушение прав граждан при сборе данных, потеря рабочих мест, замена их роботами. Нам говорят, что люди переквалифицируются на цифровые технологии. С одной стороны, да, но это люди определенной возрастной категории и образования. А что делать с людьми, которых «цифра» выгонит из сельского хозяйства? Мы не знаем, а это важный аспект.

Здесь нужен общественный диалог. И во всем, что касается граждан, надо не спешить.

Сергей Кучин, директор по работе с регионами АО «Русатом Инфраструктурные решения»

АО «Русатом Инфраструктурные решения» —молодая компания, созданная для проектов умного города. На наших примерах мы поняли, как нужно в регионах и муниципалитетах заниматься цифровой трансформацией. Нужно смотреть изначально на возможности, полномочия территории, какие ресурсы есть, как все организовано. Начинать нужно не с разворачивания цифровых продуктов, а с оптимизации процессов, в результате которых появляются данные и цифровые продукт. После оптимизации процессов можно выходить на какие-то цифровые решения.

Александр Сенокосов, начальник управления информационно-технологического обеспечения — заместитель начальника Национального центра управления обороной Российской Федерации

У нас безопасность выше, чем в регионах РФ, потому что этого требует от нас нынешнее время. Допустить утечки мы не можем. В течение 5 лет мы работаем над созданием сети межведомственного информационного взаимодействия и продвинулись очень далеко. Почти все ФОИВы, все субъекты РФ заведены в нашу сети — в рамках цифровой трансформации. При этом сеть развивается, наши соглашения со всеми подписаны, база данных создана. В дальнейшем мы увеличим объем информации, которая нам необходима.

Александр Моносов, генеральный директор ООО «Бюджетные и Финансовые Технологии»

О роли данных в региональном развитии

Все данные по факту сосредоточены на федеральном уровне в ГИСах, и доступ пока к ним обеспечить невозможно. В связи с этим появилось принципиально другое видение, для чего потребовалось модернизировать всю экосистему. В результате появилась СМЭВ-4, которая обеспечивает массовую работу с данными и гарантированное время отклика по этим данным — 0,4 сек в одну и другую сторону.

Появилось Единое информационное пространство национальной системы управления данных, где отражена антология данных ФГИС, по ней можно отслеживать гармонизацию данных. Появился, — но пока неярко, на федеральном уровне, — единый НЦИ. Появляется единый реестр населения у ФНС, цифровой профиль в ЕСИА, и появилась витрина данных. Благодаря всему этому возможно обращаться к данным ведомств как к своим. По сути это распределенное хранение данных, что снижает риск возникновения дополнительных угроз. Сейчас и нельзя концентрировать все данные у себя.

Такой подход, возможность обращения к витринам данных, где ответственность за них несет ведомство, дает принципиально другой уровень достоверности аналитики.

Если говорить об аналогии на региональном уровне, то должен появиться аналог ЕСУД, где будет описываться антология данных региона. Также централизованный НЦИ региона — туда должны подпадать данные федерального уровня, взаимодействующие с витриной данных.

Сергей Гумеров, основатель, генеральный директор Digital Twin

Что дает региону цифровой двойник? Повышает результативность и эффективность использования ресурсов региона — территориальных, природных, материальных, трудовых, энергетических, интеллектуальных, денежных. С его помощью можно узнать, как конкретный проект приблизит нас к достижению национальной цели.

Расскажу на примере трех кейсов.  В 2005 году мы начали работу по межотраслевому балансу Санкт-Петербурга. Эта работа дала городу примерно 10 млрд рублей ежегодно. И высвободила ресурсы для дальнейшего развития. Это было сделано путем внедрения прототипа цифрового двойника. Мы свели все движения я ресурсов между отраслями, поставили на мониторинг порядка 300 предприятий городских. Это позволило достичь сдерживания тарифов на 5%.

Второй пример — симулятор большого Лондона. Его заказали для моделирования социальных, экономических, экологических и финансовых последствий инвестиций и политических решений для Лондона как городской системы. В итоге Лондон получил дополнительно 50 млрд евро инвестиций на развитие города.

Третий пример — мультипараметрическая модель трубопроводов России. Мы создали программу мониторинга управления техническим состоянием магистральных трубопроводов на основе интегральной оценки прочности и долговечности.  С ее помощью удалось снизить стоимость содержание трубопроводов на 6 млрд рублей.

Все это — инструментарий цифрового двойника, который поддерживает принятие решений.

Все много говорят про НСУД, но если у нас нет модели расчета, модели решения задач, очень трудно сказать, какие данные ценны, а какие — не очень.  Имея модели, мы можем работать даже с разрозненными, не очень качественными данными.

Алан Салбиев, эксперт Ассамблеи народов Евразии, основатель и руководитель Академии системного анализа

Мне кажется, большинство целевой аудитории (губернаторы, руководители ФОИВ, граждане), не понимают вообще, что такое «цифра», что такое трансформация. Потому что они себя в этом не видят, не видят пользу от этого. Мы здесь собираемся, что-то говорим, но мы не чувствуем страну, который это все не нужно. В обществе нарастает какой-то невнятный гул. Представьте обычный российский регион, где все давно отлажено, а мы им говорим: «Давайте сделаем все ваши процессы прозрачными». Страшнее для них только прозрачность бюджетных потоков и принятия решений об их распределении.

Поэтому самое главное, что сейчас надо сделать — срочно подумать, как достучаться до каждого и рассказать им об их роли в этой цифровой среде, рассказать кто-то что от этого получит. А пока что реальных потребителей у нас нет.

Геннадий Копаев, руководитель направления по цифровой трансформации государственных учреждений в ЦФО, Группа компаний Softline

Как регионам совершить прорыв в работе с данными и цифровой трансформации

На мой взгляд, надо решать конкретные задачи, а не строить какие-то большие системы заранее, не зная цель их применения. Это более приземленный, более устойчивый подход.  Да, мы можем с помощью данных понять узкие места в текущих процессах, но надо помнить, что под этим должны быть механизмы сбора, обработки этих данных.

Кроме того, некоторые процессы автоматизировать бессмысленно — нужно переделывать модели управления отраслями. Если мы будем цифровизировать то, что есть — это бессмысленно. Надо смотреть в корень и понимать, как отрасль должна быть устроена.

Например, в одной из отраслей я наблюдал достижение: нормативно перевели срок выполнения одной процедуры с 7 календарных дней до 5 рабочих. На это понадобился год. А может быть можно было запустить целый ряд параллельных процедур, и в итоге сроки сократились бы до 2-3 дней или вообще получаса. Мы не оперируем моделями, об этом очень мало говорят.

На мой взгляд, мы зациклились на автоматизации фронт-офисов, госуслуг и забываем, что нужно синхронизировать бэк-офис и взаимодействие служб между собой.

Смотрите еще

Цифровой анализ
#приложения
#цифровые сервисы

Как приложения дорастают до супераппов

12 мин
25 Апр 2022
Цифровой анализ
#AI
#венчурный рынок
#искусственный интеллект

AI в 2021: легко решает простые задачи и не отличается справедливостью

10 мин
5 Апр 2022
Аналитика
#венчурный рынок
#ИТ-стартапы

Какие российские компании продолжат работу со стартапами в 2022 году

10 мин
31 Мар 2022
Цифровой анализ
#Интернет вещей
#цифровизация
#цифровые сервисы

Эксперты «Цифровой экономики» предложили Росгидромету идеи для трансформации бизнеса и большей клиентоориентированности

5 мин
24 Мар 2022
Цифровой анализ
#импортозамещение
#российская радиоэлектроника
#российское ПО

Эксперты Made in Russia обсудили вызовы для развития радиоэлектроники и сектора телекоммуникаций

6 мин
24 Мар 2022
Цифровой анализ
#импортозамещение
#облака
#цифровые сервисы

Российские эксперты предложили рекомендации для поддержания ИТ инфраструктуры

5 мин
14 Мар 2022
Практика
#беспилотные автомобили
#беспилотный транспорт
#цифровизация промышленности

В гонке за автопилотом: лидируют грузовики

12 мин
22 Фев 2022
Цифровой анализ
#блокчейн
#искусственный интеллект
#цифровизация

Как 14 инновационных технологий изменят мир и приоритеты покупателя

6 мин
17 Фев 2022